БЕНСОНХЕРСТ БЛЮЗ — Георгий Гаврилов
ЖМИТЕ тут для просмотра общего МЕНЮ

БЕНСОНХЕРСТ БЛЮЗ

13.11.2016 - Проекты в работе
БЕНСОНХЕРСТ БЛЮЗ

 

Permanent Residence Productions
Представляет:
Наталья Бертель (по одноименному ее роману)
при участии
Георгия Гаврилова
«БенсонХерст блюз»

ТРИТМЕНТ
полнометражного
фильма и 12 серийного сериала.
Permanent Residence Productions
Представляет:

Наталья Бертель (по одноименному ее роману)
при участии
Георгия Гаврилова

«БенсонХерст блюз»

ТРИТМЕНТ
полнометражного
фильма
и 12 серийного сериала.

Permanent Residence Productions ©2009 Библиотека конгресса
Natalia Bertel©2006 All rights reserved

1 серия

Наши дни. Москва. Раннее утро.

За рулём 10-летнего джипа «Чероки» с выключенным двигателем сидит ГРИГОРИЙ АЛЕКСАНДРОВИЧ ЛЮБОМИРСКИЙ (наш главный герой – 40-летний москвич породистой внешности, бывший сотрудник военной разведки с интернациональным опытом, потом – Интерпола). Когда в процессе глобализации Интерпол превратился в нечто среднее между бюро путешествий и корпоративным борделем, он воспользовался ранением, чтобы уйти на пенсию (устал прогибаться перед постоянно меняющейся системой). Сейчас живёт в Москве и, зная несколько языков, работает частным детективом для зарубежных клиентов.
Рядом с ним на сиденьи лежит фотоаппарат с телескопической линзой, пачка сигарет Camel «Wides» и ноутбук. Григорий наблюдает за подъездом ночного клуба «Прадо» через дорогу. Бросив взгляд на часы, он тушит в пепельнице сигарету и берёт камеру. Из дверей доносится пение, музыка. Охранник услужливо распахивает двери, выпуская клентов. В видоискателе появляется красивая, хорошо одетая женщина (ЛИЗА, 30 лет, жена нью-йоркского БАНКИРА) в сопровождении КОЛИ (её ровесник). Они целуются, Коля навеселе, напевает что-то из репертуара караоки. Григорий улыбается, снимает. Любовники в обнимку идут по улице в лучах восходящего солнца, он щелкает затвором, но вдруг… замечает следующего за ними неприметного гражданина (ИКС). Отсняв все кадры, Григорий соединяет аппарат с компьютером, отправляет фотки имейлом.

Бруклин, Нью-Йорк. День

Кудрявая золотоволосая блондинка потягивается в смятой постели (наша главная героиня ТАСЯ [Таисия] – 20-летняя русская иммигрантка с фигурой и лицом манекенщицы), накидывает халатик и выходит в гостиную. Стены гостиной увешаны её художественными снимками.
За журнальным столом сидит АЛЕКС ТРУББЕ (высокий импозантный шатен, 39 лет, выглядит моложе) и тщательно проклеивает бумажный пакет «Сакса» изнутри кухонной фольгой. Тася целует его, игриво шекоча грудь в вырезе рубахи. Рука Алекса скользит по её бедру.
– Тася, не отвлекай меня, я на работу опаздываю, – бормочет он.
Девушка хохочет, запрокинув голову.
Алекс вставляет внутрь пакета второй, идентичный, аккуратно давит клей на его верхний край. Двойной пакет неотличим от обычного.

Манхэттен, Нью-Йорк. США. День

Элегантно одетый Труббе в одном из самых дорогих магазинов Нью-Йорка – «Саксе на 5-ой Авеню» – перебирает вешалки, незаметно роняя в подставленный под стойку с женской одеждой раскрытый пакет шмотки. Шуршит фольга (еле слышно за голосами ПОКУПАТЕЛЬНИЦ).

Алекс непринуждённо выходит сквозь магнитные воротца на улицу мимо Гарда с мешком ворованого товара. Воротца не звенят, гард не оглядывается.
Москва. Вечер

Скромная, симпатичная девушка в очках (ЛЕРА [Валерия] – 24 года, выпускница спецшколы – английский – и юрфака, интерн в МВД) разговаривает по Скайпу с нью-йоркской подругой. Лера едет в штаты по программе обмена опытом между службами закона. Дома у нее остаётся бабушка и кот.
Ее знакомая американка будет в отпуске, она предлагает Лере пожить в её «классной двухэтажной квартире с видом на океан» бесплатно, но там нужно поливать цветы.
Москва, Шереметьево-2. День

Лиза – в темных очках, которые она приподнимает по просьбе сотрудницы авиакомпании, регистрируя билет на Нью-Йорк у стойки первого класса. Далеко от нее – в самом конце очереди на посадку в эконом класс – Коля. Переглядываются они украдкой, будто незнакомы.
Видя в очереди простых пассажиров Икса, Григорий шлёт SMS Банкиру: «Неизвестный, следивший за вашей женой параллельно со мной, летит её рейсом». Банкир предлагает Грегу садиться в тот же самолёт, так как опознать Икса может только он.
Ввиду спешно принятого решения Банкир готов оплатить ему дорогой билет первого класса и компенсировать затраты по покупке сменной одежды.

Рейс «Москва – Нью-Йорк». Ночь

В салоне бизнес-класса спит Лиза, двумя рядами позади – Григорий с бокалом шампанского, в тесном кресле эконом-класса ёрзает Икс. Коля пьёт.

Нью Йорк. Район Брайтон Бич

В это время по Брайтону, скрипя рессорами, движется машина кар-сервиса. В ней – прибывший с Украины наёмный киллер по кличке «ХОЛОДНЫЙ» (мелкий, невзрачный человечек, лет 35-45). Он спешит на встречу с заказчиком.
ВОДИТЕЛЬ тормозит у гаража, с одесским говорком сообщает: «Вот, уважаемый, ваша дестинейшен – авто шоп. И с вас таки 17 долларов плас тип. Итого 25. Велкам ту Нью-Йорк».
Из темного пространства гаража за Холодным следят чьи-то ледяные глаза. Сиплый голос произносит: «Босс… Человек приехал».

2 серия
Бруклин, Нью-Йорк.США. День

Автомастерская. Крохотный офис. К нам спиной стоит плюгавый мужчина (Холодный). Хозяин бизнеса («СЕДОЙ», вор в законе, 52 года) вынимает из-под стола свёрток и кладёт его на стойку со словами:
– Значит, Вэст 6 стрит, дом 1576, квартира А8.
В свёртке – набор отмычек, деньги, патроны, пистолет.
Седой даёт Холодному связку ключей.
– Белая «Селика» у ворот. Кожаный тебя тормознёт на втором светофоре от угла. Поселит, накормит, с топографией ознакомит… Ну, всё, Холодный. Тут больше не появляйся. Связь через Кожаного.

Алекс Труббе входит в подъёзд дома 1576. За ним наблюдает Холодный из Селики. Алекс отпирает замок квартиры А8. Тася прыгает ему на шею. Он тащит её в зал одной рукой, вываливает на диван вещи со страхующими от краж магнитными заклёпками: «Меряй, я пока душ приму». Вскоре нагая Тася (к нам спиной) сдвигает клеёнку и залезает к нему туда. Любовники за полупрозрачной клеёнкой пылко целуются.
Нью-Йорк, JFK, зал прибытия

Григорий (пассажир первого класса без багажа) вышел первым. Частного детектива встречает ЧЕЛОВЕК БАНКИРА, даёт ему конверт с деньгами: «Остаток через адвоката получишь». Григорий отдаёт ему СД-карту (с отчётом и снимками, т.к. Банкир не хочет посвящать в интимное дело посредника [Адвоката], через которого он нанял сыщика: это было оговорено заранее).

На пограничном контроле Икс вынимает паспорт из бумажника, в котором лежит удостоверение ФБР. ПОГРАНИЧНИК улыбается:
– Добро пожаловать домой, мистер Шабер.

В зале ожидания Григорий (в Штатах – Грегори или Грег) указывает Икса Человеку Банкира, и тот уходит в толпе за Шабером-Иксом.

Из такси Григорий любуется Нью-Йорком – он долго здесь не был.

Бруклин, Нью-Йорк, офис Адвоката

В офис входит Грег. Жующий Адвокат (МАЙКЛ – ожиревший 40-летний американец в шикарном костюме, огромных золотых часах, перстнях и запонках) жестом предлагает ему сесть. Офис с дешёвой мебелью захламлен коробками. На столе – бумажные тарелки с объедками пиццы, грязные салфетки. Пальцы и лицо Каца перемазаны жратвой. Гиганский HD TV транслирует порнографически выглядящий food network: повар сладострастно пихает сочащуюся белым соусом жирную креветку в рот ассистентки…
Доев, Майкл рассчитывается с Грегом, спрашивает, как у него дела (сыщика он нанял по телефону, они не виделись 4 года). Ответ поясняет:
1) пока Грегори разъезжал по миру, его бросила жена, теперь он свободен.
2) на Манхэттене живёт тётка Грега. Сыщик остановится у неё.

Нью-Йорк, офис Банкира

Банкир (лет 45, похожий на римского патриция) вставляет СД в компьютер, видит строки: «личность этого американского прыща, преследователя, установить не удалось» и кусает губу, шепча:
– Сам установлю… В Москву летают трахаться. На мои бабки.
Прочитав о том, что любовник Лизы Николай Луценко живёт в Бруклине, Банкир звонит ПАРТНЁРУ.

Нью-Йорк, офис Партнёра

Трубку снимает ПАРТНЁР (скользкий, заносчивый тип среднего возраста).
– Мне нужен Дворник. В Бруклине… подмести кое-что. (Б)
– Я перезвоню, – Партнёр торопливо отключается.
Камера отъезжает, и мы видим, что напротив него за столом сидит Шабер. Партнёр устало говорит ему:
– Я же вам слил бабу, её и копайте. Жене банкира легче подобраться к его данным о счетах на Кайманах! Я и так жизнью рискую.
Шабер (презрительно):
– Выбирайте, кого больше бояться. Я принадлежу к самой сильной мафии в мире – ФРБ.

Район Бенсен Херст. Магазин «Харли Девидзон»

Парковка с выставленными перед витриной мотоциклами. Покрытые лаком крутые байки переливаются на солнце. Грегори их рассматривает. Выбирает себе классический Харли «Ностальджи». Именно о таком он давно мечтал.
ПРОДАВЕЦ по-инерции расхваливает товар, принимая от клиента кэш (5 000 из полученных от Банкира):
– Он 75 года, но ходит, супер… орел! За эти деньги – просто подарок.

Дамбо: модный район в даунтауне Бруклина. С&М «пыточная».

Полумрак сводчатого лофта. Обнаженная Тася обмотана целлофаном, как кокон, связана по рукам и ногам. Она заточена в кованую клетку с отверстием для лица и щелью на дне. У нее во рту – металлическая распялка, в ноздри вставлены крючки со шнурками, нос задран, как свиной пятачок. Из раскрытого рта капает слюна. Внезапно её окатывают водой из висящего на цепях под потолком чёрного чана. Девушка захлёбывается, кашляет. Потом невидимый нам палач на расстоянии вытянутой руки хлещет жертву снизу по половым органам длинной кожаной плеткой. Тася стонет и содрогается всем телом от каждого удара.

3 серия
Бруклин, Нью-Йорк. Утро

Толпа разномастных иммигрантов в подъезде, полном жирных мух. Жёлтые ленты, тупорылый ОФИЦЕР МОРАЛЕС, отгоняя мух от лица, промокает пот салфеткой «Данкин Донатс». Полицейские детективы идут к квартире А-8 (ЧЕЙЗУ около 50, он тучный и мрачный; ГАРСИЯ – живой поджарый испанец 32 лет). Фамилия Труббе на почтовом ящике с номером А-8 заставляет Гарсию хмыкнуть. Чейз кривит рот. Второе имя непроизносимо: «Taisia Fertelmeyster».
Внутри – жужжащая туча мух, смрад, жара. Полуразложившийся труп в ванне, палец перетянут engagement ring, бриллиант сияет в солнечном луче. Золотой нимб кудрявых волос контрастирует с кошмаром вздутого тела. Кожа полопалась, на ней извиватся опарыши. Колотые раны сочатся жидкостью.
Обследование сцены. Чёрный лак из medicine cabinet совпадает по цвету с ногтями жертвы, ко дну бутылки SKYY пристал обрезок золотистого кудрявого волоса, нож за унитазом завёрнут в окровавленную мужскую рубаху. На стенах –фотографии предполагаемой жертвы (Таси), в спальне – обнажённые. Волосы на всех снимках те же. ТЕХНИКИ снимают отпечатки, пакуют вещдоки. Гарсия стоит на четвереньках с фонариком во рту: во тьме под ванной блестят женские золотые часы «Мовадо». На разбитом циферблате застыло время: без четверти 12. Один из фотопортретов запечатлел эти часы на запястье любовницы хозяина квартиры.

Манхэттан, Нью-Йорк. Утро

Квартира ТЁТИ Грега. Шикарный район города. Племянник с тётей пьют кофе «Экспрессо». Герниетта Львовна (64-летняя дама, гид в Метрополитэн Музее Искусств) ласково гладит Григория по небритой щеке:
– Ах, как я рада! Не спеши. Побудь недельку-другую. Приоденем тебя, повожу по светским раутам, в дворянское собрание… Давно меня с кавалером не видели! – и добавляет: – Кстати, из Москвы приехала внучка моей подруги детства (Лера). Будущий юрист-международник. Как раз по твоему профилю. Гришенька, ты бы не взял над ней шефство?

Бруклин, Нью-Йорк. День

Полицейский участок. Лера в кабинете ЛЕЙТЕНАНТА (негр лет 45, дорого одетый, высокомерно-любезный). Лейтенант объясняет, что у них убийство, где все русские. Нужно опросить не владеющих английским свидетелей, просмотреть переписку. Их русскоязычный полицейский в отпуске, поэтому он попросил Департамент Юстиции одолжить им её на пару недель. Он выводит Леру в общее помещение и представляет Гарсии и Чейзу. Чейз посвящает её в курс дела:
– Час смерти жертвы ещё не установлен, но, по словам соседей, в ночь на 2 июля Таиша и её сожитель, известный бруклинский вор, скандалили. Утром Труббе исчез, за стенкой было тихо до самого вызова полиции. На тот момент обитателей квартиры А-8 никто не встречал неделю.
Лере дают стол, туда приносят записные книжки Алекса и его компьютер.

Манхэттан, Нью-Йорк. День

Банкир и Партнёр в тайском ресторане. Партнёр нервничает.
– Ну что, нашёл? (Б)
– Дворник есть. Но зачем такие вопросы по телефону задавать? (П)
– Ты каким-то дёрганым стал. Нелады с законом?
– Да нет. Всё чисто, – отвечает Партнёр (чересчур поспешно).
Банкир даёт ему жёлтый конверт. Партнёр шипит:
– Не впутывал бы ты меня в это.
– Милый, мы с тобой в похлеще делах завязаны.
(Банкир подозревает Партнера в двойной игре, а мать своего ребёнка любит. Спешит убрать Колю, ее любовника, показав одновременно жене и Партнёру, что:
а) он не остановиться ни перед чем;
б) устранить возможность шантажа Лизы;
в) закрепить лояльность обоих в отношении бизнеса).

Нью Джерси.

В стрип-клубе Грег знакомится с негритянкой-танцовщицей Таишей. Та ему говорит, что в Бруклине зверски убили её русскую тёзку (Таисия по английским правилам читается как Таиша). Они снимались в одном С&М шоу. Таиша украшает рассказ подробностями: садист платил им штуку за вечер, все модели участвовали в шоу добровольно, русская любила мучить других девиц, поэтому садист ей начал платить больше, а Таиша ушла. Русская боялась, как бы её бойфрэнд не проведал, чем она занимается вместо поездок по модельным агенствам. Стриптизёрша Таиша считает, что русский об этом узнал и зарезал сожительницу.
Грег договаривается встретить стриптизёршу утром после работы.
Бруклин, Нью-Йорк. День

Полицейские едут допрашивать Кулиева. По дороге Гарсия посвящает Чейза в историю заключённого (два Social Security, человек «раздвоился»… Здесь Тахир Кулиев – бедняк на пособии для инвалидов, флоридский Таир Кулаев – президент успешной фирмы по торговле недвижимостью). Карманник-бизнесмен завоевал в уголовном мире прозвище «Крутой». Роль одного вора в аресте другого (два года назад Труббе скостил себе срок, дав служившему тогда в отделе хищений Гарсии наводку про недвижимость Тахира в Майами, потому детектив и хмыкал, увидев на почтовом ящике А-8 фамилию Труббе).

Манхэттен, Нью-Йорк. День

Японский ресторан. Лиза с ребёнком. Мальчик играет в компьютер, перед женой Банкира дымится пиала супа у-дон. К ним подсаживается Шабер, незаметно показывает ей удостоверение агента ФБР, достаёт видеокамеру. На ЛСД-экране – Лиза с Любовником (половой акт в московской квартире).
– Вы могли бы нам помочь… (Остаток слов Шабера не слышен).
Лиза закрывает экран и, не сводя глаз с Шабера, роняет камеру в горячий суп. Гладит сына по голове: «Идём, Мишенька. Дядя заплатит».

Манхэттен, Нью-Йорк. День

Федеральная тюрьма. Микроб КУЛИЕВ в Адидасе (карликового роста бывший домушник худ, как 10-летний мальчик, у него пронзительно-высокий голос, но лицо тёмное, вокруг жгучих глаз – обводья: хроническая болезнь почек).
– Если вы думаете, я из-за бабы буду вам стучать, даже на этого козла Трубу, ошибаетесь, начальнички. (К: Чейзу с Гарсией)
Оказалось, после посадки Кулиева Труббе увёл любовницу Тахира Марину и вскоре бросил её. Зек плюётся желчью: «Аллах эту дуру наказал»…
По пути в Бруклин Гарсия вспоминает Марину – пышную, как сливочный торт, статную блондинку, и крякает: «С каким вором она теперь живёт?»

Бруклин, Нью-Йорк. Вечер

В участке полицейских ждёт Лера: с довольным видом пьёт кофе.
– Ну, что, ты уже раскрыла наш кейс? (Г)
– Раскрыть не раскрыла, но закрыла, – Лера подаёт ему страницу факса. – Подозреваемый улетел в Москву Аэрофлотом наутро после убийства. Обратный билет на 11… Вряд ли он вернётся в объятия американского правосудия.
Чейз и Гарсия ошеломлены: русская девушка нашла в компьютере вора резервацию билета и позвонила в JFK. Труббе отбыл в Россию, это подтверждено.
Садясь в свою машину, чтобы ехать домой, Чейз бубнит себе под нос:
– Ну, и Лера… Вот это практикантка.

Бруклин, Нью-Йорк. Вечер

Холодный и КОЖАНЫЙ (жилистый загорелый брюнет уголовного вида в майке и шлёпанцах) на косе Брайтонского пляжа. На вопрос: «Что было на хате?» Холодный не ответил, но прокрутил в памяти ночь, когда он взломал замки квартиры А-8 (труп в ванне; взрывы петард за окном – 4 июля). Ни о чём больше не спрашивая, Кожаный отдаёт ему жёлтый конверт: «Вот, тебе ещё работёнка привалила». Холодный на миг вытягивает оттуда фотку Коли (снятую Григорием в Москве, Лиза отрезана).

Нью-Джерси. Стрип-клуб. Рассвет.

Григорий входит в пустое помещение стрип-клуба. Там идет уборка. Кроме мексканцев, там нет никого. В гримерке Таиши он находит тело стрипперши. Она мертва и уже остыла. Рядом на полу валяется разовый шприц.

4 серия
Бруклин, Нью-Йорк. Утро

Помещение для аутопсии. Чейз, Гарсия в балахонах, с затычками в ноздрях стоят возле стального стола с телом жертвы. Розовые зубы – феномен, связанный с нагреванием и замораживанием при разложении в водной среде – патологоанатом КИМ ДЖЕКСОН (чёрная женщина с умными печальными глазами) списывает на сутки хранения в морозильнике морга. Ким делает прокол в горе живота, подносит к нему зажигалку. Над раздутым трупом вздымается узкий язык зеленого пламени. Пламя меняет цвет, утихает, гаснет. Скопившиеся газы сгорели, живот осел.
Y-образный надрез. Грязная жидкость течёт через чмокающую прозрачную трубу под столом. Ким берёт пробы крови, воды из лёгких, взвешивает иссечённые органы. Извлекает из матки спираль, делает перекур перед трепанацией, пилит череп электропилой. Заключение: удар бутылкой по голове, смерть от утопления, все колотые ранения пост-мортем.
Флорида, Майами. Утро

ГАРРИ РЭЙБЕРГ («ботаник» в толстых очках, признанный гений Силиконовой Долины, вице-президент крупной компании) глядит из окна своего офиса на залитый солнцем город и океан. На его столе три фотографии: он и его русская знакомая по интернетной переписке, ныне невеста, в зимней одежде, на фоне архитектурных достопримечательностей столицы России. (Они снимались этой зимой). В памяти Гарри мелькает нарезка кадров: заснеженная Москва, завеса снегопада размывает девичье лицо под фонарём, звенит её смех…
Звонит мобильник. Гарри произносит в него несколько нежных фраз, которые говорят люди в разгар медового месяца, шепчет: «Наташа… Я всё не могу поверить, что мы теперь вместе… навсегда».

Через подзорную трубу на треноге Гарри смотрит в гиганские окна высотки напротив: на 20 этаже, между пальмами в его оранжерее (самую большую комнату его квартиры отведена растениям), в гамаке качается одинокая фигурка Наташи… В кимоно с золотыми драконами и тиграми, с прижатым к уху мобильником… «А я тебя вижу!» – говорит ей Гарри. Наташа смеётся, крутя головой: не верит.

Бруклин, Нью-Йорк. День

Нищенская квартира Отца Жертвы (МАРК Фертельмейстер – опустившийся пьяница 58 лет, небритый, нестриженый, выглядит старше, дымит самокрутками).
Из перевода Леры выясняется:
Девочку взяли из московского детдома 7-летней. Семья иммигрировала три года назад. Жена Марка вскоре погибла при невыясненных обстоятельствах (пожар), после этого приёмная дочь сбежала. Отец её два года не видел… даже не звонила. Медицинской истории у Таси не было, отпечатки пальцев она не сдавала. Ехать в морг Марк хочет. Говорит: «как я разложившийся труп опознаю?»
В конце он спрашивает:
– Нельзя ли похоронить дочь за счёт города? Я – нищий.
Чейз (презрительно):
– Похороним. Город Нью-Йорк с уважением относится к своим мёртвым.

Бруклин, Нью-Йорк. Вечер

Полицейский участок. В списке контактов подозреваемого Труббе всплыл телефонный звонок из Флориды на его квартиру (А8). Компьютерная база данных подтверждает, что это – домашний номер Гарри Рэйберга. Чейз ему звонит. Имён Алекса Труббе или Таиши Фер-что-то Рэйберг не знает, телефона не помнит.
– Вероятно, неправильное соединение. (Чейз: сопя).
Лера предлагает ему перезвонить снова, т.к. он неправильно произносит имя убитой: Таисия звучит по-русски, а Таиша у американца должна ассоциироваться с цветной женщиной. Это вносит путаницу. Чейз машет на неё рукой: «Не лезь».
Офицер Моралес громко хохмит, что вице-президент крутой компьютерной фирмы у вора краденые шмотки скупал. КОПЫ в отделении ржут.
Детективы готовят дело к передаче в Интерпол. Лера напоминает, что сегодня – день возвращения Труббе. Чейз злится: «Считаешь, ты самая умная? Помимо тебя есть, кому сообщить, если бы он на посадку зарегистрировался».
Вскоре телефон на столе Гектора Гарсии звонит. Гарсия берёт:
– You shitting me! – и, обращаясь к Чейзу, говорит: – С ума сойти! Можешь ты в это поверить, Хью? По паспорту Труббе кто-то прилетает.

JFK. Кабинет начальника транспортной полиции. На стуле – Труббе. Чейз и Гарсия поражены: они были убеждены, что Алекс сюда не вернётся.
– Добро пожаловать домой, Алекс. Давно не виделись. Вот, переводчицу тебе привезли. Чтоб ты не прикидывался, будто плохо понимаешь. (Ч)
Подозреваемый ведёт себя непринуждённо, адвоката не требует. Возникает ощущение, что он в неведении, почему его задержали. Труббе везут в морг.

Холодильник полицейского морга. Алекс рыдает, блюёт, теряет сознание. В итоге он опознаёт тело Таси, венчальное кольцо. Ему тут же зачитывают обвинение в убийстве любовницы, берут в наручники и везут в тюрьму.

Бруклин, Нью-Йорк. Ночь

Коля возвращается домой, включает свет в гостиной. Там сидит Холодный в перчатках, с пистолетом на коленях. Дулом указав молодому человеку, где сесть, не реагируя на его мольбы и просьбы, Холодный молча заходит сзади, убирает пистолет за ремень и профессионально, хладнокровно ломает Коле шею.
Подтащив труп на стуле к окну, убийца открывает раму и на миг замирает на фоне ночного неба, полной грудью вдыхая свежий воздух.

Улица пустынна. Холодный у подъезда делает фотографии тела маленькой цифровой камерой со вспышкой и неторопливо уходит.

5 серия
Манхэттен, Нью-Йорк. День

Уголовная тюрьма. Чейз и Гарсия допрашивают обвиняемого Труббе. Алекс в оранжевом комбинезоне, он сильно осунулся, глаза у него запали, руки трясутся. От потрясения арестант ел, не спал. (Детективам об этом доложили).
– Твоя подружка где была, когда ты уезжал? (Ч)
– Ты её оставлял в добром здравии? (Г)
– Звонок. Адвокат.
ОХРАННИК выводит Труббе к телефону-автомату в коридоре.

Бруклин, Нью-Йорк. День

Трубку снимает Майкл. Алекс настаивает, что он не убивал. Выяснив у него подробности ареста, адвокат берётся защищать его за 60 штук. Потом он звонит Грегу с просьбой найти подтверждения невиности Алекса Труббе в убийстве:
– Мой давний клиент, вор… замешан в мокруху… Очень нехарактерно для Алекса. Я его хорошо знаю. Интеллигентный парень, из приличной семьи.
Грег соглашается. Майкл пересылает ему копии материалов дела.

Флорида, Майами. День

След от катера. На палубе – Гарри Рейберг с невестой (НАТАША – 20 лет, стройная блондинка недавно приехала из Москвы. Черты её лица против солнца разглядеть трудно: она в тёмных очках, шляпе). Смуглая москвичка и неуклюжий geek целуются, как школьники. Девушка спускается в каюту. Стоя к нам спиной, берёт из холодильника Кока-колу. Задирает голову к телевизору под потолком. Шляпа падает, обнажая мальчишескую стрижку (короткий ёжик).
На экране – диктор, английский текст, русские титры по низу:
– Убийство… Таиша Фертельмейстер (фотография). Бруклин, Нью-Йорк… Подозреваемый: Алекс Труббе (возраст, рост, вес, фотография).
Уронив банку, Наташа зажимает себе рот.

Манхэттен, Нью-Йорк. День

Уголовная тюрьма. СОКАМЕРНИКИ бросают колкие взгляды в сторону Алекса на нижней шконке. Он раскачивается и стонет. Охранник его выводит.

Труббе в комнате для свиданий с адвокатом. На вопросы о причине ссоры с Тасей накануне отлёта, а также почему и зачем он сорвался в Москву за сутки до окончания probation (нарушив режим своего условного заключения даже на день, вор рисковал вернуться в тюрьму по прошлому делу), Труббе не отвечает: трясётся, истерически плачет, закрыв лицо руками.
Манхэттен, Нью-Йорк. День

Сыщик сравнивает прижизненные и посмертные снимки Таси. Его тревожит какая-то необъяснимая мелочь, которая от него ускользает. Он заинтригован, так как не в силах сформулировать, что это. А убийство садистское… Смерть знавшей жертву негритянки-стриптизёрши не даёт ему покоя: Таисия Фертельмейстер вела двойную жизнь, о которой её сожитель Алекс Труббе не догадывался…

Манхэттен, Нью-Йорк. Вечер

Грег, его тётя и практикантка Лера пьют кофе в кафе (на улице, поскольку все курят). Генриетта Львовна очень довольна тем, что Гриша с Лерочкой друг другу нравятся. На вопрос, как она устроилась, девушка прижимает руки к щекам.
– Честно сказать, это кошмар. Квартира действительно 2-этажная, с видом на океан… в проджекте возле Сигейта. Там живёт горстка бедных русских и цветные, которые торгуют или употребляют наркотики. Тюремного вида балконы опоясывают этажи… (предложение Г.Л. жить у неё она смущённо отклоняет).

Бруклин, Нью-Йорк. Вечер

Чейз и Гарсия в участке.
– Труббе себе насрал, опознав тело. Идентифицировать жертву нам не по чему: дентал-рекорда у этой Таиши Фре… Ферт… Фреш… – тьфу! – нет, ДНК не с кем сверять. Отпечатки пальцев Иммигрэйшн снять не успело. Спиральку вставила за наличные, Медикейд процедуру не оплачивал. Чёрный лак дома наложила: задекорировать синяк под ногтем. (Г)
– Надо следы отмычки в замках пробить. У Кулиева алиби, а у Марины был мотив для убийства соперницы из ревности. (Ч)

Нью Джерси.Стрип клуб.

Грег беседует с менеджером клуба у него в офисе, распрашивая его о смерти танцовщицы Таиши. В процессе разговора тот бросается на Грегори с кулаками. Скоротечный поединок. Лёжа на полу под мотоциклетным ботинком русского детектива, предупредившего его, что он не коп, не на службе, и посему может проломить ему голову, менеджер даёт информацию, базирующуюся на сплетнях.
Он слышал, что Таиша (которая умерла натурально от передоза) снималась в шоу для садо-мазохистов, причём упоминала место: конкретный квартал в районе Дамбо в Бруклине… лофт какой-то, там по воскресеньям с утра толпа девиц должна у входа тусоваться, на пробы приходят… Садист их испытывает поодиночке, а так как курить внутри он не разрешает…
Грег вежливо благодарит менеджера, помогает ему подняться, отряхивает.
Бруклин, Нью-Йорк. Ночь

Холодный с Кожаным в кафе «Арбат». Кожаный вручает Холодному конвер с деньгами, тот отдаёт ему СД-карту.
– Хорошая фотка вышла. Тебе понравится, – и с мёртвыми глазами шутит: – С тебя двести баксов за фотоаппарат.

6 серия
Бруклин, Нью-Йорк. Ночь

Квартира Леры. Переводчица пытается заснуть. Выстрел, вопли, топот, что-то волочат по полу. Она выглядывает за дверь: пол длинного балкона залит кровью (тело утащили). Лера в панике бежит к телефону:
– Генриетта Львовна, извините… У меня на этаже человека убили!
– Милочка, успокойся. Диктуй адрес. Гриша тебя сейчас заберёт.

Небритый Грег гонит на Харлее, въезжает в замусоренную подкову двора дома для малоимущих (проджекта). Там уже стоят полицейские крузеры: сирены, мигалки. Грег заходит в лифт. Балкон, жёлтые ленты, копы требуют у него документ. Он предъявляет им удостоверение ветерана Интерпола и стучится к Лере. Девушка бросается ему на грудь. Григорий нежно прижимает её к себе, гладит по волосам.

Манхэттен, Нью-Йорк. Утро

Тюрьма. Алекс плачет, сморкается, лёжа на верхней шконке.
Потом ему снится его знакомство с Тасей: залитый солнцем пляж, девушка без лифчика. Сон прыгает в 1 июля – утро их последнего дня. Его вВозвращение из «Сакса», обрывки секса под душем, игривый зелёный глазик… Труббе мечется, воет и просыпается в истерике (в конце ему привиделся Тасин глаз в морге).
Сокамерники зовут Охранника, требуют, чтобы сумасшедшего русского перевели в одиночку.

Бруклин, Нью-Йорк. День

МАРИНА (пышная волоокая блондинка 32 лет) в гараже Седого. Женщина говорит, что копы расспрашивали её про связь Кулиева с Труббе.
– Я им: вы обо мне? Тахир два года как сидит! А я у Алекса месяц пожила и сбежала, с прошлой зимы не видела! Подонок по-пьяни такое творил: закачаешься! Эта шлюшка от него, наверняка, гуляла. Труба её кокнул от ревности!
– И я так думаю, – Седой подмигивает.

Рейс «Нью-Йорк – Киев».

«Холодный» в туалете достаёт толстую пачку долларов из нашейного кармашка. Приматывает деньги к лодыжке бинтом для варикозных вен, смотрит в зеркало, и впервые на его лице появляется чудовищное подобие ухмылки. В салоне объявляют скорую посадку в Борисполе, просят пассажиров занять свои места.

Манхэттен, Нью-Йорк. День

Шабер на работе в помещении ФБР, распечатывает почту ножом для бумаг. При виде жёлтого конверта с Каймановых островов, адресованного ему лично, он слегка меняется в лице и, убедившись, что людей поблизости нет, вскрывает его. На стол выпадает фотография мёртвого Коли.

Бруклин, Нью-Йорк. День

В другом полицейском участке жующий донат КОП говорит КОЛЛЕГЕ:
– Чистое самоубийство. Нищий иммигрант выбросился из окна.
– Записку оставил?
– Это ж не кино. Записки только 20% самоубийц пишут.

Манхэттен, Нью-Йорк. День

Лиза сидит возле трельяжа в спальне шикарного особняка. Бледное лицо её искажено гримассой шока, в руке – пульт. На экране плоского телека – эмблема канала NY1 и фото ее любовника Николая (идёт уголовная хроника). Она слышит окрик мужа из-за двери, нервно дёргается, роняет пульт на ковёр. Среди флаконов с духами на трюмо снимок: она, муж, сын. По щекам Лизы текут слёзы. Она разражается горькими рыданиями, закрывая лицо ладонями. Сзади к ней подходит Банкир, кладёт руки ей на плечи, прижимает жену к себе.

7 серия
Манхэттен, Нью-Йорк. День

Гриша с Лерой курят в дайнете тёти.
Лера сегодня выходная. Её беспокоит дело, в котором много странностей, а все улики против единственного обвиняемого. Девушка говорит, ей жаль Алекса:
– На злодея Труббе не похож, убийца бы по заранее купленному билету не вернулся, а копы другого не ищут, заранее решили, что убил сожитель. Никакого тут нет правосудия, прямо как у нас в России.
Тётушка вскидывает бровь: ей знаком профессор славистики нью-йоркского университета Владимир Труббе. Встречались в Дворянском Собрании… У него есть сын. Фамилия редкая… Генриетта Львовна звонит ему.
Отец Труббе в отчаяньи, у его жены сердечный приступ, оба твердят, что их Саша – не ангел, но точно – не убийца. Тётя сокрушается:
– Адвокат деньги вперёд получил, теперь ему всё равно… Шайстеры тут все гнилые. Бедный Владимир Александрович! Какое несчастье!
Видя, как она огорчена, Григорий утешает обеих женщин сразу: он уже идет по следу, выясняя секреты тайной, второй жизни Таси. И, возможно, скоро выйдет на хозяина С&М киностудии.

Манхэттен, Нью-Йорк. День

Марина в тюрьме на интимном свидании с Кулиевым, после секса.
– Баба Трубы? Зачем? Гарсия просил? – (Тахир: едко)
– Да я чего, Тахирчик? Просто боялась.
– Чего? Тобой там не пахло, где её шмякнули. У меня алиби. Ты говорила, Труба тебя изнасиловал? Значит, и убить способен. Езжай, моя сладкая.
Кулиев хлопает по двери, замок отпирает ТЮРЕМЩИК.

Бруклин, Нью-Йорк. День

Грег в офисе адвоката, отчитывается по делу Труббе. Майкл впечатлён.

Манхэттен, Нью-Йорк. День

Тюрьма. Комната для свиданий заключённых с адвокатами. Беседа Каца с Труббе о вранье Таси. (Мать – актриса, американский отец-миллионер: «Звёзная болезнь под покровом тайны». Но Алекс её любил, хотел жениться. Возможность измен невесты отвергает, кричит, что Кулиев ему отомстил, киллера нанял. Майкл морщится. Труббе рвёт нательный крестик:
– О кей: сниматься в жёстком порно Тася могла. Она не из стыдливых. На людном пляже без лифчика загорала. Нечего стесняться. Тело обалденное… было. – Алекс всхлипывает. – Но… я же карточный шулер по совместительству. У меня очень чуткие пальцы. Спиральки у неё не стояло!!! Христом-богом клянусь!

Манхэттен, Нью-Йорк. Вечер

Банкир целует Лизу в спальне.

Бруклин, Нью-Йорк. Вечер

Из автомобиля на Брайтон-Бич авеню выходят ДВОЕ с глазами убийц.

Манхэттен, Нью-Йорк. Вечер

Сцена любви Банкира с женой близится к кульминации, он её почти раздел.

Бруклин, Нью-Йорк. Вечер

В холле дома на Брайтоне Двое натягивают маски. ОДИН ногой вышибает дверь офиса Партнёра, ВТОРОЙ бьёт в лицо АССИСТЕНТКУ. Та тряпичной куклой отлетает и сползает по стене на пол.

Манхэттен, Нью-Йорк. Вечер

Сцена любви Банкира с Лизой достигает крещендо.

Бруклин, Нью-Йорк. Вечер

Партнёра мочат из автомата «Узи». Кровь брызжет фонтанами. Партнёр мёртв, но Двое продолжают стрелять по мебели, снимкам на столе… Съёмка замедляется, бьётся стекло, взрывается пластик телефона и компьютера.

Манхэттен, Нью-Йорк. Вечер

Апогей любви. Секс почти животный, с хриплым дыханием Банкира и низкими стонами Лизы. Любовники кричат в экстазе.

Бруклин, Нью-Йорк. Вечер

Последний выстрел. Гильза отлетает slow-motion, со звоном падает рядом с другими дымящимися гильзами.

Манхэттен, Нью-Йорк. Вечер

Банкир рушится на кровать рядом с женой, оба замирают.
8 серия
Бруклин, Нью-Йорк. Утро

Грег в нищенской, запущенной квартире Марка Фертельмейстера отца жертвы: пьёт пиво, которое он принёс. Захмелев, старик изливает ему душу:
– Порченая была девочка. Мать убила.
У сыщика напрягаются брови. Крупно: лицо приёмного отца Таси. Глаза его слезятся. Марк затягивается самокруткой. Горящий кончик сигареты.
– Это Тася квартиру подожгла, где жена моя сгорела. (!!!)

Бруклин, Нью-Йорк. День

Грегори пробует проникнуть в бывшее помещение фабрики, переделанное под модные студии-лофты. Это сложно сделать – все тут окружено электронными и видео-системами защиты. Помог опыт професионала-разведчика.
В просторном сводчатом помещении, похожем на грандиозную мясницкую – масса со знанием дела исполненных ужасных атрибутов: всевозможные колодки, клетки, дыбы, наручники, ошейники, кандалы и мелкие пыточные приспособления. Тут же – компьютеры, камеры, микрофоны, световая аппаратура с зонтами.

Открыв отмычкой дверь, Грег прыскает на линзы охранных камер спрэем (на мониторе это должно выглядеть, как временная помеха сигнала) и оперативно находит отдельно стоящие видео файлы. Беглый просмотр: разные девушки в процессе подготовки к съемкам. Среди прочих – Тася. Интервью с ней отснято в день её зачисления в штат. Подруга Труббе держит у лица свои водительские права с очаровательной улыбкой заявляет, что она любит страдать… и обожает мучать.

Бруклин, Нью-Йорк. День

Седой с Кожаным и ЖЁНАМИ в русской бане на Макдональдс (ресторан). Полуголые жёны уходят курить, мужчины перебрасываются тихими репликами:
– Крутого ещё никто безнаказанно не прокидывал.
– Изобретательный чувак! Труба свалил, так он не растерялся, сообразил, как свою капусту отработать. Теперь пидорок на нарах и с них не слезет.
– Здесь таких ребят не сыщешь. Родную маму за сто тугриков укокают.

Бруклин, Нью-Йорк. День

Грег у ЮГОСЛАВА, супера дома 1576 по Вест 6 (квартира А-7 через стенку от Труббе), опрашивает СЕМЕРЫХ ДОЧЕК, что они слышали в вечер ссоры соседей. Взрослые не владеют английским. СТАРШАЯ ДОЧЬ (Жужа, 14 лет, застенчива, со старомодной косой, понимает по-русски) даёт детали скандала: их сосед обзывал подругу плохими словами, кричал, что любит другую, хорошую девушку. Одна из МЛАДШИХ ДЕВОЧЕК с ужасом шепчет, что Алекс был не мужем, а папой жертвы.
– На самом деле он был её папой… Папа убил дочь!
Слова она отчетливо расслышала: убитая (Тася) повторяла это Алексу.

Манхэттен, Нью-Йорк. День

Шагая по тюремному коридору, Майкл Кац пыхтит в мобильник: «По-моему, это бред, Грег. Подслушали, как женщина в постели называла мужчину папочкой… у них зародилась не та идея. Они же дети, порнуху не смотрят».
В комнату для свиданий с адвокатом вводят Труббе. Майкл рявкает:
– Как ты думаешь, О’Джей Симпсон врал своему защитнику?
Алекс смертельно бледнеет, по-рыбьи раскрывает рот.

Признание о ссоре с Тасей и отлёте в Москву превращается в фильм:

Гостиная Труббе, на столе – синяя бутыль водки Скай. Алекс дарит кольцо, Тася его надевает и язвит: «Ты сможешь обеспечить семью воровством?»

Труббе рассказывает ей о своей первой любви (бескорыстная, чистая Настя в Москве), орёт: «А ты ждёшь заблудившегося в Бруклине принца-миллионера?»

В руке Алекса – две фотографии Насти: старая цветная, принесённая им во время монолога, и маленькая чёрно-белая, вынутая откуда-то Тасей.
Гёрлфрэнд заявляет, что его «чистая» Настя – сдавшая её в детдом мать, а он, Саша – судя по всему, биологический отец:
– Свалил сюда, не проверив, сделала ли она аборт!..
– У тебя день рожденья… не совпадает. (А: сдавленно)
– Это день оформления в приют! Моя маман избавилась от твоего гнилого семени позже! Оставила меня на крыльце и ушла! Я от стресса речь потеряла! Три пальца показала, когда спросили, сколько лет… Не убивай меня, папочка!!! (Т)
В шоке Алекс собирает вещи, крича, что летит в Москву сегодня же и выяснит всю правду у Насти. Номер детдома, где Фертельместеры удочерили 7-летнюю Тасю, ему известен, он привезет справки…

Майкл перебивает подзащитного: «Ты их привез?» Труббе кивает.
– Да. Мои вещи у ментов, документ в бумажнике. Тасю новорожденной подкинули, а Настя аборт сделала. Но тогда у меня ум отшибло! Ведь если бы её байка оказалась правдой, вышло бы, что я два года родную дочь пилил!

Грегори выходит с компьютера Майкла на вебсайт, показывает ему кадры садомазохистских игр. Сообщает о добровольном участии в них Таси. Как она мечтала об этой работе, как получила повышение из жертвы в палача…. что Тася умела и любила мучить других девушек.

Вопрос адвоката закономерен: зачем Тася провоцировала любовника? Что ей нужно было от Алекса? Она получала большие деньги… Его образ абсолютно не вяжется с хладнокровным киллером.
– Вероятно, планировала оставить Труббе. Возможно, ей был необходим его скоропалительный отъезд. Не исключено, что она кого-то ждала в ту ночь. (Г)
– Если так, Грег, ты должен срочно лететь в Москву. (М)

9 серия
Москва. Утро

Григорий просыпается у себя в спальне, разворачивает справку и бурчит зеркалу во время бритья: «Я чуял: причина в ней».

Он едет по Москве на Чероки. Пустырь, полу-тюремный забор, железные ворота, ДЕТДОМОВЦЫ во дворе. ВОСПИТАТЕЛЬНИЦА вспомнила тётю Дусю – старая нянечка работала тут 40 лет, помнит всех детишек, недавно ушла на пенсию.
Сопливый МАЛЫШ дёргает сыщика за брючину: «Ты мой папа?»

Москва. День

Бывшая любовница Труббе – НАСТЯ (уверенная в себе 40-летняя дама с честным взглядом) даёт Григорию подтверждения правоты Алекса (у них была настоящая любовь, ей нравились родители Саши, она собиралась выходить замуж и ехать с ними в США, но её отец, майор милиции, узнал, что ее жених – сын профессора МГУ – карточный шулер; Настя отменила свадьбу и сделала аборт).

Манхэттен, Нью-Йорк. Утро

Тюрьма на Рэнадалс-Айленд. Драка в душевом отсеке. ГОЛЫЕ ЗЭКИ пыхтят. Никто не кричит. На кулаки намотаны полотенца. Кого бьют, неясно.
ДЕЖУРНЫЙ с поста следит за монитором: помытые Зеки выходят в коридор. (Алекса среди них нет, но ряд длинный, конца не видно). Перекличка, НАДЗИРАТЕЛЬ заходит в моечную, видит на кафельном полу тело (Алекс истощён и неузнаваем из-за ракурса и мокрых волос). Струйка мыльной воды с кровью стекает из-под его лба в решётку. Надзиратель кричит в рацию.

Москва. Вечер

Григорий расследует прошлое Таси: пьёт коньяк с ее бывшим любовником. (АЛЕКСАНДР – торговец антиквариатом, лет 30; квартира в центре, на хозяине бархатный халат с шёлковыми шнурами).
– Тася? Красотка, не дура. Остроумная. Деваха улёт. (А)
– Почему же вы расстались? (Г)
– Бля, ты не поверишь! – Александр откидывает со лба прядь, вальяжно закусывает лимоном. – Таська мне руку сломала. В двух местах. (!!!)

Бруклин, Нью-Йорк. Вечер

Полицейский участок. Детективы получили анализ личинок мух. Вывод: смерть наступила в час, когда Труббе был над океаном. Собирают консиллиум: СУДМЕДЭКСПЕРТ, Патологоанатом, СОТРУДНИКИ ЛАБОРАТОРИИ. Чейз вспоминает наёмного киллера Куклинского по кличке «Ледяной»:
– Розовые зубы мы не учли. «Iceman» клал трупы на лёд. Интервью с ним по телику шли. Лёд во всех «Дели» продаётся. Крупные ледышки сработали, как груз. Тело было покрыто ледяной водой. Это преднамеренное.
– Да. Полдень, не полночь. Потому Труббе и свалил раньше. Деньги забрал, в замках ковырнул отмычкой. Алиби себе делал. (Г)
Звонит сотовый Чейза. Он молча слушает и начинает багроветь.

Москва. Утро

Электричка с Сокола на Опалиху, БАБКА с ВНУЧКОМ и корзиной.
– Чего’й-то ты, Виталька, расселся как-то по-еврейски? Ноги-то подбери. (Б)
Внучок убирает ноги под лавку.
На станции Григорий сходит за Бабкой, троё трясутся по разбитой дороге на автобусе. Наряженный «под бедного совкового дачника» Григорий выходит на пыльную обочину в Буграх вместе с попутчиками. Названий улиц нет. После допроса, чего он её ищет и зачем, Бабка указывает ему дом Тёти Дуси, грозя корявым пальцем: «И гляди, в случае чего я ведь тебя, стиляга, упомнила!»

10 серия

Подмосковье, деревня Бугры. День

ТЁТЯ ДУСЯ (чистенькая высохшая старушка с добрым, но испитым лицом).
Изба с русской печью. На китайской электроплитке – кастрюлька с отбитой эмалью. Журчит самогонный аппарат, из спирали в бутыль падают капли. Тёмная икона, под ней – букет бумажных незабудок. Кровать расправлена, в ногах не раз штопаной простыни – штамп детдома № 4. Справка о приёмке в этот детдом Тани Богатырёвой лежит на столе. По ходу рассказа Тёти Дуси Григорий представляет:

Двух новорождённых – первая в розовом покрывале, вторая рубахой обёрнута, рукавами обвязана – подкинули в один день. Первая была много крупнее, и её, Таню, записали Богатырёвой, а недоношенную – Рубашкиной. Наташу удочерила семья Умновых. Бывшая нянечка гостила у них на Таганке… Добрая девочка, не чета Тане.

Взгляд сыщика бродит с самовара на банку с мутной жидкостью.

– Таню евреи взяли. Фамилие чудное… Фре… Шмель, а то ли Шмайсер. Язык сломашь. Ан не вернули! Нету, чтоб вся нация поганая, народ дурные люди токмо портят. Вон и Зоя, мать Танина… чем плоха? Что-й-то с нею сталось?
Старушка подбавляет себе в чай самогона и крестит рот со словами:
– Чистый дьявол была Таня, прости меня, Господи. (!!!)

Манхэттен, Нью-Йорк. День

Родители Труббе у тётки Григория. Они прямо из тюрьмы, должны ехать туда опять к 6-ти вечера: расписание. Обсуждают характер сына. Их Саша – человек благородный, с ним случилась беда. Он и в России бунтовал против системы, не хотел батрачить на дядю, прогибаться… Здесь система не лучше.     Генриетта Львовна им сочувствует.

Москва. Вечер

Григорий и СОСЕДКА Умновых. Выясняется, что Наташины приемные родители прошлой осенью погибли в автокатастрофе, сама она улетела в Майами 1 июля. Соседка говорит, что её сын на Наташу обижен: они давно дружат, но из Америки девушка не соизволила ему даже написать. Соседка показыват Григорию фото своего сына с Наташей (снимка мы не видим, но ясно, что сыщик в ступоре).

Манхэттен, Нью-Йорк. День

Два ТЮРЕМНЫХ ДОКТОРА в палате Алекса. Мониторы, капельницы.
– Лобная кость этого пациента необычайно тонка. Гематома в лобных долях давит на мозг, нерво-рефлекторные функции нарушены. Энцефалограмма…
– Мм-да. Но оперировать сейчас нельзя – мистер Труббе истощён. Пульс нитевидный, низкое давление. Давайте физраствор, витамины. Надеюсь…
Манхэттен, Нью-Йорк. Вечер

Майкл в тюремной приёмной неопрятно жрёт сабвэевский сэндвич, следя, чтобы крошки не падали на костюм. В связи с костюмом вспоминает, как он купил его у Труббе за четверть цены ($1000, недорого). Дожевав, адвокат рявкает на СЛУЖИТЕЛЯ ТЮРЬМЫ: «Сколько можно ждать?» В холл выплывает ЧЁРНАЯ ГОРА ЖЕНЩИНЫ в форме шерифа, с извинительной миной шепчет что-то Майклу на ухо. Тот отшатывается:
– Как – в коме?

Рейс «Москва – Нью-Йорк – Майами»

Грег просыпается в самолёте. Внизу – панорама Майами.
11 серия
Манхэттен, Нью-Йорк. Утро

Тюремный госпиталь. Операция прошла неудачно, Алекс остался «овощем», подключён к аппаратам. Родители рыдают над постелью сына.

Адвокат Кац грозит НАЧАЛЬНИКУ ТЮРЬМЫ судить тюрьму, город  и штат на миллионы за то, что в заключении пострадал человек, которого арестовали ошибочно, без доказательств вины.

В эти секунды Алекс испускает последнее дыхание. Его мгновенно увозят на каталке в операционную, Майкл бежит утешать родителей Труббе.

Реанимация. Над телом Алекса Труббе суетятся ВРАЧИ, МЕДБРАТЬЯ, ТЕХНИКИ с электрошоком.

Майами, Флорида. День

Грег в офисе Гарри Рэйберга раскладывает на столе добытые им документы. История убийства становится фильмом:

Квартира А-8. Пьяный Труббе спал на диване в гостиной. Утром 2 июля он улетел. Вечером Наташа Умнова позвонила со своего московского мобильника: «Таня? Я еду к тебе из JFK на такси».
Тася и Наташа в кухне. Звонит телефон. Подруга вора читает на экранчике трубки имя: «Рэйберг, Гарри. Болтайте». Наташин жених-миллионер Тасю болезненно задевает… Она вываливает в хозяйственную сумку груду денег – тайники Алекса ей известны. Сестру это поражает…
Крупный план: девичьи руки кладут на ногти чёрный лак. Москвичка просит: «Тань, постриги меня. Там ведь жарко, в Майами? Мыть замучаешься после морского купанья». (Тася хвастала работой в престижном салоне, где стригутся кинозвёзды. Враньё, но она наблюдала за парикмахершами… Наташка не увидит разницы). Наполняется ванна, ножницы чикают, Тася чирикает: «Ты меня на свадьбу пригласишь?» «О чём ты, Таня? Гарри – просто друг. Приезжал в командировку, я водила его по Москве… Ответная любезность».
Зеркало отображает две почти неотличимых друг от друга головки. Вдруг одно из отражений бьёт другое по темени увесистой синей бутылкой с буквами: SKYY… Два хромосомных близнеца в конце: YY… Жертва падает в ванну, убийца держит её под водой. Конечности перестают дрыгаться, тело обмякает.
Собрав состриженые локоны в пакет, существующий теперь в единственном числе дубликат моет пол. Под ванной – таз с резиновыми перчатками и охотничий нож Алекса. Она надевает перчатки и тычет им ненавистную соперницу. Кровь из ран сочится едва-едва: сердце перестало биться. Вода в ванне розовеет.
Осиротевшая двойняшка достаёт из бельевой корзины мужскую рубаху и, обтерев ею нож, кладёт за унитаз. Мешок с волосами и влажным бельём ложится в сумку поверх денег. За стенкой и в подъезде тихо.
Отпечатки пальцев… стакан! В раковину. А тот, с подоконника, на стол. Пузырёк с лаком – в шкафчик ванной. Мовадо: подвести стрелки… на время, когда её сожитель был здесь. Девушка бьёт циферблат о кран и швыряет часы под ванну.
Ключи, кепка, метро, пересадки с ветки на ветку. Северный Бронкс, новые шмотки, парикмахерская, косметика, автобус до терминала Jet Blue.
В пять вечера Наташа Умнова взяла из камеры хранения чемодан, закопала туда свёрток с деньгами, зарегистрировалась на рейс и сдала багаж.

Рэйберг молчит. Грегори выкладывает перед ним фотографию Наташи с её московским приятелем, сыном Соседки. Снимок отпечатан с плёнки, на нём стоит дата: 17 июня 2008 года. Сыщик спрашивает: «Ты замечаешь разницу?»
Гарри бледнеет… Придя в себя, просит разрешить снять с документов копии. Грег кивает:
– Копируй. В этой стране я ничего доказать не смогу. Предупредить тебя хотел. Она – убийца. Об её сестре-близняшке ты знал только как о подруге Тане, про Алекса Труббе вообще не слышал. Так что копам ты не врал. Я скоро улетаю.

Гарри уходит, возвращается и даёт ему тонкий конверт: «Открой это в Москве». Грег молча кладёт конверт в карман.

Манхэттен, Нью-Йорк. День

Реанимация. Оживить больного не удалось. Техники убирают аппараты. Врачи со скорбными лицами накрывают труп Алекса Труббе простынёй.

12 серия.
Майами-Бич, пляж за «Голубой Лагуной». Утро

Загорелая невеста Гарри Рэйберга в шезлонге (шляпка, книга, тёмные очки, пупочная серьга; на предплечье – три беловатые полоски от заживших царапин – мы их замечаем впервые). Смуглый от природы Гектор Гарсия бросает на песок полотенце, ложится рядом и бесцеремонно её разглядывает. Русская сдвигает очки с переносицы вниз, спрашивает по-английски с акцентом:
– Чего ты хочешь? Охранника позвать?
– Охранника не хочу! – По лицу Гарсии расползается широкая улыбка.
– Ты меня с кем-то спутал. Мы незнакомы. (Девушка, холодно)
– А мы тебя знаем, – детектив Гарсия машет, подзывая Чейза. – Мы тебя очень хорошо знаем, мисс Таисия Фертельмейстер.

Полицейские надевают на Тасю наручники, зачитывают статьи обвинения: в преднамеренном убийстве сестры – гражданки России Наталии Умновой, а также двух непреднамеренных убийствах: 1) её бойфрэнда – гражданина США Алекса Труббе и 2) приёмной матери Зои Фертельмейстер, которая наступила в результате 4-ого преступления: поджога.

Из своего офиса за происходящим в подзорную трубу следит потрясенный Гарри: бывший жених и возлюбленный убийцы.
Его память воскрешает лицо и слова Грегория:
– Она и тебя готовила на тот свет. Ее интересовали твои деньги, разумеется. К сожалению, люди для Наташиной сестры – всего лишь средства их добычи. Судя по «целебным травам», заказанным ею по интернету с Урала. Мои ребята из Интерпола обнаружили среди них яд бледной поганки. Половинка гриба мгновенно поражает печень и почки. При вскрытии яд химически неопределим.
Он смотрит на московский снимок Наташи и сравнивает его с фотографией Таси того же времени. Стонет: «Я идиот. Где она успела так загореть?» (Это – та самая деталь, которая ускользала от Григория в начале следствия).

Бруклин, Нью-Йорк. Утро

Григорий и Лера у Марка Фертельмейстера. Они принесли чилийское вино, сыры, торт, пять блоков сигарет. Старик растроган:
– Я говорил, что этот Алекс – такая же жертва, как все. Ты первый услышал. Жену я не воскрешу, но пить, возможно, меньше стану. Мне ведь никто не верил – ни копы, ни соседи… Хоть какая-то справедливость. Дай вам, бог, счастья.

Манхэттен, Нью-Йорк. Утро

Родители Труббе у Генриетты Львовны. Владимир и его жена благодарят Григория: он очистил репутацию их сына. Грег смущён, тётя и Лера им горды.
Сцена прощания с тётей. Владимир настаивает на праве отвезти молодых людей в аэропорт: «Сделайте мне божеское одолжение…» Грег с с Лерой садятся в Вольво Труббе. По пути профессор смущённо бормочет:
– В отличие от Генриетты Львовны, вы, Гриша, и вы, Валерия, всё знали. Саша твердил, что крадёт лишь у кровососов, наживающих 90%-ную прибыль… Он никогда не взял бы у честного работяги из кармана бумажник… в карты играл только с профессиональными шулерами. Мы не оправдывали его род занятий, но наш мальчик умер с незамаранным именем… Мы вам очень благодарны.
Мать Алекса плачет на груди у Леры.

Москва. Утро

Кухня Григория. Неразобранный чемодан на полу. Сыщик кладёт из него одежду в стиральную машинку. Засыпав порошок, спохватывается, выгружает всё на пол, шарит по карманам. Извлекает из шортов сложенный вдвое конверт. Там лежит чек на 100 тысяч долларов, подписанный Рэйбергом.
Григорий поднимает брови, скребёт макушку.

Москва. День

Лера сидит в старом «Чероки» Григория. Они приезжают в банк и жертвуют деньги Гарри Рэйберга детдому № 4. Всю сумму. «Сто тысяч долларов США?»
Вопрос непроницаемой работницы банка звучит монотонно- обыденно….но на них сбегаются посмотреть все служащие заведения.

Гриша объясняет свой поступок просто:
— Я и сам то- детдомовский. Все помню. Как сейчас….. Всегда мечтал сделать для них что то такое. Уф…гора с плеч!!!

Им приходится скрываться бегством. В кафе сыщик ищет по карманам рубли: расплатиться за Лерино пирожное. Девушка смеётся и треплет ему волосы:
– Гриш… я тебя ужасно люблю.
– Правда? Но я же нищий.
– Зато честный.
– Тогда, как честный человек, я должен на тебе жениться… Через полгода. Когда денег на свадьбу накоплю.
– Я согласна.

Москва. Вечер

Помолвка Гриши с Лерой. Дома, десяток ДРУЗЕЙ, скромные подарки. Весело. Звонит почтальон, передаёт жениху жёлтый конверт. Тот в недоумении его вскрывает. На стол выпадает чек на полмиллиона и два письма: от Майкла Каца и родителей Труббе. Адвокат отсудил у штата пять миллионов, они с клиентами скинулись сыщику на гонорар: работать за копейки – не по-американски.
– Не оскудеет рука дающего! – поднимает тост ШАФЕР.

_____________________________________________________________________________

Кастинг лист:
Гл.Герой (варианты):

Алексей Серебряков- Григорий

Владимир Машков- Григорий

Ольга и Татьяна Арнголдьц- Гл.Роль Тася И Наташа

Екатерина Редникова- Лера (вариант)
(авторы в поиске юной звезды  ТВ и кино России)

Миша Барышников
(ЗВЕЗДА к\к «Белые ночи», «Секс в большом городе» и др.)- Майкл Кац-адвокат Алекса Труббе
(Давняя дружба и личная договоренность режиссера)

Отец Гл. героини – Олег Видов

Игорь Жижикин- Кулиев

Полицейские детективы Нью-Йорка
(гостевое появление- главные роли но небольшой объем съемок)

Детектив Полиции Гарсия- звезда Голливуда,
*Пол Сорвино (Paul Sorvino)** http://www.imdb.com/name/nm0000649/
На  встрече с режиссером к\к Георгием Гавриловым

Детектив  Гарсия- *звезда Голливуда, Арманг Ассанте (вариант) Детектив Джонсон

Детектив Чейз–звезда Голливуда, Кэри Тагава (Cary Tagawa)** (вариант) (фото-на переговорах с режиссером Г.Гавриловым)
http://www.imdb.com/name/nm0846480/

Валера Николаев- вор Феликс Труббе
Илья Баскин- Майкл Кац-адвокат Алекса Труббе
Илья Волох-
(более 20 картин в т.ч. Оливер Стоун «Разворот» и др.) Алекс Труббе/ Кожанный/ Грегорий

Сергей Насибов (звезда кф «Школьный вальс»)- Кожаный

*Все актеры владеют английским языком и имеют опыт съемок в России и США

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *